1990 (Обновление: 20.05.2012) [Вниз] [Обсуждение на форуме] [Спасибо автору!]

Из дневников за 1990 год


9 марта

Я встретился с ним на кухне. Я сидел на подоконнике и ждал когда вскипит чайник. Он подошел ко мне и стал разглядывать мои джинсы. (Мои джинсы сверху до низу покрыты цветными рисунками и забавными надписями. На моих джинсах оставила свои автографы наверное половина факультета. Одной девчонке даже доставило особое удовольствие вывести неприличную надпись у меня на заднице. В смысле на джинсах, а не на заднице. А я получил самый странный набор ощущений, когда она десять минут, стоя на коленях и пыхтя от усердия, тщательно эту надпись выводила химическим карандашом. Наверное со стороны этот процесс смотрелся бы забавно.) Он долго молча изучал мои джинсы, потом ткнул пальцем в большое красное яблоко на бедре: «Это битловское яблоко?» - «Нет, просто яблоко.»

Кириллу (имя со смыслом: в обратном чтении «лирик») 14 лет. У него есть ручная зеленая крыса - Жопа. Жопу облили зеленкой химики с химфака (Химфак – Фак хим!), поэтому она зеленая. Еще у Жопы есть колокольчик.

Голову Кирилл выбрил, только сверху корткий гребень. Кирилл пьет, курит и матерится. Раньше кололся. Лежал в психушке. После реанимации с иглы слез и теперь, по его словам, больше не колется. На вопрос «Чем занимаешься?» отвечает просто: «Живу». Кирилл пытался поговорить с Бобом (Гребенщиков) когда тот был в Лондоне, но до Лондона не дозвонился. Кирилл сочувствовал Косте Кинчеву, когда у того «спиздили» рюкзак и крем для бритья. Кирилл видел Бутусова на «хазе» у гитары «Алисы» и поссорился с Шевчуком. «Юрка хороший мужик, но стал сукой – деньги гребет». Кирилл утверждает, что он «мажор», но хиппует. И еще ему снятся бесконечные коридоры, которые, оказывается, бывают прозрачные и непрозрачные.

Он заикается. Но не когда поет. Поет он все подряд. Все известные и неизвестные группы. И разбрасывается комментариями о их составе и их личной жизни. С которыми он, конечно, знаком. Тусуется он в Москве и Питере. Тусовки у него только цивильные: рокклубники и их друзья, а не «какие-нибудь грязные волосатики». Когда Кирилл пьян он может говорить часами, а если он уснет, то его не разбудит и пушечный выстрел.

Про Ленина Кирилл сказал: «Классный чувак был: 1 метр 51 сантиметр!»

Кирилл любит диких пчел, индейцев (потомучто они независимые и курят трубку мира.) и ежиков. С последним я особенно согласен.

Утром он одолжил у меня два рубля и уехал в Питер.


19 марта

Вечером к нам в комнату навалила куча народа играть в преферанс. Я смылся читать на кухню. Я читал полулежа на подоконнике когда на кухню зашла Лена из 514 комнаты. Мы с ней никогда не общались и формально не были знакомы. Она поставила чайник на плиту и подошла ко мне. Некоторое время постояла молча. Потом вытянула книгу из моих рук и сказала: «Я хочу пойти с тобой в кино.» Я спросил: «На какой фильм?» Она на секунду задумалась и улыбнулась: «А не все ли равно?» И я подумал: действительно, какая разница на какой фильм идти, если перед тобой стоит симпатичная девчонка в коротких шортах...


21 марта

Все никак не могу начать учиться. Чего-то не хватает...

Наверное секса.


29 марта

Сегодня на пятую пару подвалила Динка. Когда мы вышли на перерыве в коридор, увидели ее, сидящую на подоконнике и улыбающуюся. Рядом с ней на подоконнике стоял ящик мороженого. «Откуда?» - спросил Серега. И Динка рассказала как она с Гошей и Эдом гуляла по Арбату и всю дорогу хныкала: «Хочу мороженого, хочу мороженого.» Эда это достала на столько, что он не выдержал и купил ей ящик. Очень быстро Динка поняла, что ей столько не съесть, и начала раздавать мороженое всем прохожим. Но от нее все шарахались, как от сумашедшей. Пришлось ей везти ящик в Универ. Мы накормили мороженым всю группу и нашу алгебраичку. Я съел 5 штук. Серега 4. Старосте группы мы скормили 6. Он сопротивлялся, но мы давили на его сознательность. Не пропадать же продукту на самом деле.

Вечером пошли с Серегой в Главное Здание к его знакомым физикам на 16 этаж.

Когда мы вошли, тощий, маленький очкарик Леха полулежал на подоконнике и что-то писал в тетради, подложив на колени книгу. Окно было распахнуто. Открывалась панорама на Лужники и на всю Москву. Дул сильный весенний ветер, и почему-то казалось, что Леха вот-вот должен выпасть из окна. В комнате был полный бардак. Везде на столах, стульях, на полу и кроватях лежали стопки книг по физике. По всей комнате ползали лабораторные крысы. В общей сложности их было штук тридцать, если не больше. Вдруг дверь за нашей спиной рывком распахнулась, создав сильнейший порыв сквозняка. Зашелестели листы бумаги. На секунду показалось, что Леха сейчас точно упадет на пол. Леха инстинктивно вцепился руками в подоконник. За спиной раздался голос: «Мужики! Задолбали уже! Это ваше?!» Мы с Серегой обернулись. На пороге стоял долговязый, бритый налысо верзила с явно недружелюбным выражением лица. В вытянутой руке он держал за хвост извивающуюся крысу. Леха с раздражением отложил тетрадь, книгу, спустил ноги с подоконника в тапочки и неспеша подошел к парнише. Он внимательно близоруким взглядом осмотрел крысу со всех сторон и даже понюхал. «Лысый! Ты что слепой??? Наши все - белые, а эта - черная!» - и Леха захлопнул дверь перед самым носом у верзилы, который так и остался стоять с крысой в вытянутой руке.
«А вы чего пришли?» - Леха заметил нас с Серегой.
«Да так, чайку попить,» - ответил Серега, стряхивая со штанины карабкающуюся по ней белую крысу.
«Только у меня жрать нечего. Хавчик еще вчера кончился,» - предупредил Леха, стаскивая стопки книг со стульев и со стола.

Мы пили чай практически молча. Я осматривал комнату и увидел две металлические пластины, пол- на пол-метра, висящие параллельно друг другу в углу под потолком. «А это зачем?» - я ткнул пальцем в направлении пластин. Леха одним глотком допил чай, встал, развернулся, и со всей силы метнул стакан в пластины. Раздался оглушительный грохот. Посыпались осколки. Из-за стенки тут же послышался уже знакомый голос: «Мудаки-и-и-и!!!!». Крик за стеной кончился, а громкий, вибрирующий гул в комнате все еще стоял. «Впечатляет...» - сказал я. Леха достал себе новый стакан и налил еще чаю.

- Серега, ты вниз собираешься? – спросил Леха
- Ну вроде. А ты давно там был?
- На прошлой неделе. И что-то не тянет.
- А чего внизу надо?
- Крысам хлеб купи а.
- Так я обратно уже не вернусь.
- Ну завтра занесешь.
- Ладно.

Когда мы вышли из Лехиной комнаты я заметил на его двери надпись: «Вход только со своими стаканами!»


17 апреля

Сегодня купил Малой на день рождения розовую крысу. Малая была в восторге. Крыса, как показалось, не очень.


21 апреля

Сегодня был в 5 корпусе. Ко мне в холле пристали три поддатых мужика в черных плащах и шляпах, с музыкальными инструментами: «Слушай, друг! У нас тут такое дело: у Григоряна сегодня ребенок родился,» - он ткнул пальцем в того, кто, по-видимому, был тем самым Григоряном. Григорян улыбнулся пьяной улыбкой и слегка поклонился, приподняв шляпу. «Мы хотим это дело отметить, но у нас с наличностью туговато. Давай мы вам тут сыграем. Всего по трешке с брата. Поможешь организовать? Пробежись по этажам, собери народ.»

Я прошелся по комнатам. Через пол-часа набралось человек 30. Мужики представились как группа «Крематорий». Играли прямо в холле. Стулья вытащили из читалки. Песни оказались под стать названию группы. Довольно мрачновато. Но все же в кайф. Про безобразную Эльзу, мусорный ветер и еще что-то. Была довольно забавная вещь «К нам вернулся Кондратий». Из инструментов были ударные, скрипка и гитара. Мужики были навеселе и играли с удовольствием. Тот самый Григорян оказался солистом, постоянно перемежал песни скользкими анекдотами и общался «с залом». Народ пришел послушать со своим пивом и вином поэтому через какое-то время «зал» был пьян в резонанс с музыкантами. Кайф длился около часа, потом музыканты видимо вспомнили, что им еще надо отправляться куда-то дальше и этот камерный концерт закончился. Я остался вполне доволен и закрепил это хорошее настроение ужином в столовке.


21 июня

Вчера завалил четвертую комиссию по матану. Сегодня меня отчислили. Вечером вдвоем с Андрюхой справляли его день рождения. Я напился. Состояние классное.

За отсутствием другого третьего мы напоили Марусю. Андрюха ее держал за лапы, а я открывал пасть и лил туда шампанское из чайной ложки. Но видимо алкоголь на крыс никак не действеует. По крайней мере на Марусе это никак не отразилось.

Андрюха смотрит футбол. Магнитофон играет Pink Floyd. Маруся спит в тарелке с тортом. А я пишу эти строчки.


27 июня

Я сижу на чемоданах. В комнате все перевернуто вверх ногами. Вещи, бумаги. Голый паркет, голые стены, голая металлическая сетка андрюхиной кровати. Все упаковываются, собираются. А надпись «Лешка, ты чудо!» на нашем окне остается здесь жить одна до следующих жильцов. Грустно и тоскливо. В этой комнате я провел почти 10 месяцев своей жизни. Куда меня закинет в следующий раз? Где и с кем я буду жить? Но 503-ю комнату ФДС-7 буду вспоминать долго...

Андрюха уехал днем. Вечером втроем, в тишине, съели прощальный ужин с тортом. Пошла вакханалия воспоминаний. Грустно.

Завтра тяжелый день, но об этом не хочется думать. Думается о том, как прожит год. Вспоминаются отдельные лица, события, сцены. Жалеешь, что может случится так, что их больше не увидишь, и хочется еще раз перебрать их в памяти пока не забыл.

Прощай, 503-я. Дай посмотрю на тебя еще и еще один раз, поцелую в щеку, сначала в левую, потом в правую, потом в лоб.

Прощай...


1 октября

Поступил в универ по второму разу. Снова живу в 503-ей. Больше месяца уже опять в Москве.

Во вторник в поточной аудитории П-14 читал лекцию Н.Вирт. Места занимали за 2 пары до начала. Никогда еще, наверное, в П-14 не было столько народа на лекции. Те, кому повезло меньше, сидели на подоконниках и на полу. В принципе ничего нового он не сказал. После основной части его завалили вопросами про историю создания языка Паскаль, про Модулу и т.д. Потом народ ломанулся подписывать книги. Мне показалось, что старичка Вирта просто задавят. Я еле протиснулся к выходу. На какое-то мгновение пожалел, что не прихватил с собой на подпись одну из своих Виртовских книжек. Но потом посмеялся над собой: эх, Саша, Саша и ты туда же.

Страна на ушах. В Москве были перебои с хлебом. Сидели ждали революции. Обошлось.

На Арбате после смерти Цоя фанаты расписали стену одного из домов.

Союз разваливается. Горбачев уже как президент реальной власти не имеет. Имеет ли ее вообще кто-нибудь?


3 декабря

ПРИСНИЛСЯ СОН: (Исполняется под хоральные прелюдии Баха)

В детской качели-лодочке сидит мужик в телогрейке, лет 40, небритый, спиной к зрителю. Голова чуть повернута вправо. Он смотрит куда-то вдаль и курит. Дым сизой извилистой струйкой поднимается вверх. А земля, мир начинают раскачиваться вокруг него как одна большая качель. Мужик ничего не видит или не обращает ни на что внимание. Сизая струйка дыма все так же поднимается вертикально вверх. Земля качнулась вправо, и праздничная толпа в парке, крича и давя друг друга, бежит вниз. Земля качнулась влево, и толпа, падая и давя друг друга, покатилась в обратную сторону. А сизая струйка дыма все так же медленно ползет вверх. Все это происходит как в немом кино. В качестве фона идут хоральные прелюдии Баха.

[Вверх] [Обсуждение на форуме] [Спасибо автору!]

comments powered by Disqus